За что я сижу? Записки казахстанского китаиста Сыроежкина

0
39

За что я сижу? Записки казахстанского китаиста Сыроежкина

Записки неравнодушного VII

Константин СЫРОЕЖКИН

Vox populi, vox Dei (Глас народа – глас Божий)

"Но есть и божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждет;
Он не доступен звону злата,
И мысли, и дела он знает наперед".
М. Ю. Лермонтов

Постановление судьи Верховного суда Кенжегарина А. К., вынесенное по моему ходатайству в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РК (см. Приложение 3), в общем-то не стало для меня большой неожиданностью. Конечно, надежда теплилась, что после январских событий и места в них "силовиков", ареста некоторых руководителей КНБ РК, к уголовным делам, заведенным по инициативе прежнего руководства, будут относиться с большим вниманием. Однако надежда так и осталась несбыточной.

Пробить стену, сложенную из кирпичиков "коррупция", "алчность", "чинопоклонство", "неуважение закона", "страх" и т.д., скрепленную раствором "круговой поруки" и нежеланием признавать свои ошибки, к тому же спрятанной за пеленой секретности, для простого гражданина, и уж тем более – осужденного за государственную измену – практически невозможно.

Поэтому вердикт судьи Кенжегарина был вполне предсказуем: предварительно рассмотрев ходатайство осужденного Сыроежкина К. Л. "отказать в передаче ходатайства для рассмотрения в судебном заседании кассационной инстанции в связи с отсутствием оснований для пересмотра судебных актов".

Все в точном соответствии с логикой и практикой казахстанского "правосудия", о специфике которого на примере моего уголовного дела мне уже неоднократно приходилось писать (см. "Записки неравнодушного I – V", опубликованные на сайте zonakz.net). Несмотря на изменение политического курса, обнадеживающие заявления руководства Генеральной прокуратуры и Верховного суда, а также правозащитных организаций, в практическом плане ничего не изменилось.

Один (!!!) человек принимает решение о том, должна ли коллегия судей, у каждого из которых по разным правовым, ментальным и иным причинам может быть собственное мнение, рассматривать ваше дело или нет!!! При этом речь идет по сути о последней попытке, как правило, незаконно осужденного или вообще невиновного достучаться до правосудия. Согласитесь, это за гранью правовой логики, не говоря уже о таких понятиях как "гуманизм" и "права человека".

Прописанная в действующем УПК РК (статьи 490-491) норма предварительного рассмотрения ходатайства осужденного в сегодняшний редакции по сути выхолащивает смысл из понятия "коллегиальность рассмотрения", а следовательно делает бессмысленным обращение в апелляционную инстанцию и саму эту инстанцию как таковую.

Возможно, с точки зрения сложившейся судебно-правовой системы в этом и состоит тайный смысл сегодняшний редакции данной нормы. Ведь совсем недавно она выглядела иначе, была более близкой к логике права и таких понятий, как "правосудие", "гуманизм" и права человека и гражданина (см. Когамов М. Ч. Комментарий к УПК РК. Алматы, "Жетi Жаргы", 2008).

Вторая несуразность (с точки зрения как формальной, так и юридической логики, не говоря уже о нормах и принципах, изложенных в Конституции РК и ратифицированных Республикой Казахстан и имеющих приоритет перед национальным законодательством международных пактов по правам человека и гражданина) – присвоение судьей грифа секретности вынесенного им постановлению.

Мне уже приходилось подробно, со ссылками на соответствующие статьи Конституции РК, ЗРК "О государственных секретах" и УПК РК излагать свою позицию по данному вопросу (см. "Записки неравнодушного IV" Circulus viciosus казахстанского правосудия). Здесь же лишь подчеркну: постановление секретного приговора и постановлений, равно как и засекречивание уголовного дела в полном объеме, есть прямое и осознанное (хотелось бы верить, что судьи все-таки знают хотя бы законодательство РК) нарушение судами фундаментального права гражданина на ознакомление с затрагивающими его права и интересы документами, решениями и источниками информации (Конституция РК статья 18, пункт 3), а главное – его право на защиту и оспаривание незаконного (с точки зрения гражданина) решения во всех инстанциях, включая международные (Конституция РК статья 13, пункт 2).

Согласитесь, если ваше уголовное дело засекречено в полном объеме, приговору и всем последующим постановлениям судов присвоен гриф секретности, реализовать это конституционное право на практике невозможно.

При этом, если с обвинительным актом и приговором вас хотя бы знакомят (на руки подсудимому и осужденному эти документы не выдаются), то постановления апелляционной инстанции и, как оказалось, постановление судьи кассационной инстанции для осужденного есть тайна за семью печатями.

Совершенно непонятно, какие ваши аргументы и по каким причинам судьи апелляционной инстанции и судья кассационной инстанции посчитали недостаточными для пересмотра не вступившего в законную силу приговора и вступивших в законную силу судебных актов. Не понятно на основании каких норм уголовно-процессуального законодательства было принято это решение. Здесь уже не до обжалования. Понять бы вообще за что и почему тебя судили закрытым судом и вынесли тебе секретной приговор, о сути которого даже осужденный не имеет права ничего знать!!!

О каком соблюдении прав человека и гарантированных Конституцией политических свобод можно говорить, если здесь отсутствует не только правовая, но и логика вообще.

Любопытно, что еще каких-то 15 лет тому назад абсурдность этой ситуации прекрасно понималась и казахстанскими юристами и правоведами. Во всяком случае, в "Комментарии к УПК РК", составленном М.Ч. Когамовым, мне не удалось обнаружить ни одной (даже косвенной) отсылки на возможность засекречивания уголовного дела в полном объеме. И уж тем более – постановления секретных приговоров и постановлений.

С некоторой долей "стыдливости" эти нормы содержатся и в соответствующих статьях действующего уголовно-процессуального законодательства. Вот только в судебно-правовой практике они полностью игнорируются. Причем не только на уровне первой и апелляционной инстанций, но, как оказалось, и на уровне Верховного суда. Симптоматично и то, что до настоящего времени факты игнорирования судами действующего законодательства и откровенного нарушения ими гарантированных гражданам прав и свобод остаются без внимания Конституционного совета, Высшего судебного совета, депутатов парламента и Генеральной прокуратуры, политических партий и правозащитных организаций, в том числе и международных.

Ответ на вопрос почему это имеет место в современном Казахстане освещен в моих "Записках неравнодушного", хотя не мной замечено: "Где появляются секреты, там заканчиваются законы, а где заканчиваются законы, там начинается тирания".

Переломить эту порочную практику и вернуть судебно-правовую систему и вообще "охранителей" в правовое поле, на мой взгляд, могут смелость (то, что называется гражданской позицией) и гласность. В отличие от лжи, правда не нуждается в дополнительных доказательствах.

Именно поэтому, не видя пока иной альтернативы, я обращаюсь к СМИ с просьбой опубликовать мое ходатайство в Верховный суд. Я гриф секретности ему не присваивал, да и нет в нем никакой информации, содержащей государственные секреты и даже "иную охраняемую законом тайну". А вот на определенные мысли как о специфике работы судебно-правовой системы Казахстана, так и необходимости ее реформирования наводит. Интересующихся отсылаю к приложениям 1-2. Как говорится, разумному достаточно. Это во-первых.

Во-вторых, я был и пытаюсь оставаться человеком публичным, а потому не могу молчать видя тот беспредел, который имел, и, к сожалению, продолжает иметь место в судебно-правовой системе Казахстана. В особенности осознавая его негативное воздействие не только на настоящее, но и на будущее страны. Мое уголовное осуждение – отнюдь не единичный случай. К сожалению, эта негативная практика вошла в моду, делая по сути порочной не только одну из ветвей государственной власти, но и всю систему правосудия в Казахстане.

Не могу я молчать и потому, что, с моей точки зрения, порочная судебно-правовая практика и молчаливое ее созерцание другими властными структурами наносит серьезный урон позитивному международному имиджу Республики Казахстан как демократическому, цивилизованному и правовому государству, а также в корне противоречит политическому курсу президента К. К. Токаева, по сути дискредитируя его и делая политическую перспективу Казахстана не только туманной, но и весьма тревожной.

В-третьих, публикацией своего ходатайства в судебную коллегию по уголовным делам Верховного суда РК я хотел бы, пусть частично, но заполнить тот информационный вакуум, который возник в результате моего осуждения закрытым судом с предъявлением обвинения по самому страшному (пожалуй, за исключением педофилии) преступлению – государственная измена.

Мнений по этому поводу в интернете и соцсетях было много и довольно разных, что доказывает лишь одно – меня многие знают и относятся ко мне по-разному. Это вполне естественно, если человек имел свою точку зрения на актуальные вопросы и не боялся ее высказать.

Действительно, за почти 40 лет работы в различных аналитических структурах я приобрел не только много соратников и учеников, но и "доброжелателей".

Кто-то относится ко мне позитивно, кто-то негативно; кто-то продолжает переживать за меня, кто-то предпочел отойти в сторону, наивно полагая что "своя рубашка ближе к телу". Никого не осуждаю и всех благодарю за поддержку. Мне нечего скрывать. Я готов выслушать любое мнение, в особенности мнения моих "доброжелателей". Вдруг где-то промелькнет истина!

Я знаю, что невиновен в том, за что был осужден, хотя "скелеты в шкафу" есть у каждого. Но если меня осудят мои коллеги и общественность, я приму это как должное. Во-первых, Vox populi, vox Dei. Во-вторых, возможно возникнет хоть какая-то дискуссия (не только по моей персоне, но по проблеме в целом). В-третьих, свой вердикт они будут выносить не вслепую и, надеюсь, не под давлением "охранителей" (особенно мои зарубежные коллеги), а полагаясь на свою совесть, а кто-то из них – на букву, дух и логику закона, и знание реалий не только "политической кухни" Казахстана и отношений Китая со странами Центральной Азии, но и специфики научной работы и научных обменов с зарубежными коллегами.

Приложения:
1. Ходатайство об отмене судебных актов, вступивших в законную силу.
2. Дополнение к ходатайству об отмене судебных актов вступивших в законную силу.
3. Постановление № 2уп 448-22

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь