Афганистан как предлог: США хотят развернуть новые военные базы в Центральной Азии

0
154

Афганистан как предлог: США хотят развернуть новые военные базы в Центральной Азии

14 октября в Минобороны Узбекистана подтвердили, что республика не намерена размещать на своей территории антитеррористические подразделения США. Отказались предоставлять американцам военные базы и Таджикистан, и другие страны Центральной Азии. Как отмечают в МИД России, риски от размещения баз США превышают любые возможные выгоды, поскольку это подставляет принимающую сторону под удар террористов. Тем не менее, по данным Politico, Вашингтон не оставляет надежду переубедить соседей Афганистана. Почему США так важно закрепиться в регионе и есть ли у них шансы это сделать, проанализировал кандидат исторических наук, доцент Саратовского национального исследовательского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского Евгений Коренев.

В последнее время на фоне вывода американских войск из Афганистана все чаще появляется информация о том, что США проявляют серьезный интерес к развертыванию своей военной инфраструктуры в Центральной Азии. На протяжении нескольких месяцев этот вопрос активно прорабатывается как по дипломатическим каналам, так и по линии оборонного ведомства. Насколько реально появление американцев на военных объектах в Центральной Азии, в том числе размещение ограниченного контингента и техники на российских базах в регионе?

История американского военного присутствия в Центральной Азии

Вопрос об американских военных базах в Центральной Азии выглядит как дежавю. Американцы, как известно, уже имели свои военные объекты в регионе в период с 2001 по 2014 гг. В начале 2000‑х гг. США довольно быстро смогли договориться с Узбекистаном и Кыргызстаном о создании собственных баз на их территории, а также о развитии сотрудничества в области безопасности с Казахстаном, Таджикистаном и Туркменистаном на фоне начинавшейся в тот момент операции в Афганистане.

Большие надежды Вашингтон тогда связывал с использованием авиабазы, созданной в 2001 г. на узбекском аэродроме Ханабад. Здесь был сформирован крупный транспортно-логистический узел, позволявший осуществлять переброску в Афганистан воинского контингента и военной техники при помощи военно-транспортных самолетов C-130. Чтобы беспрепятственно использовать столь крупные самолеты, американцам пришлось модернизировать взлетно-посадочную полосу и в целом обновить инфраструктуру аэродрома. Кроме того, Вашингтон выплачивал Ташкенту довольно большие суммы денег за пользование авиабазой, хотя, как потом оказалось, делал это нерегулярно.

Все шло хорошо до того момента, как США решили, по сути, вмешаться во внутренние дела Узбекистана и заставить руководство страны публично разобраться в Андижанских событиях. Ташкент крайне негативно воспринял «уроки демократии» от Вашингтона и заявил о необходимости закрытия американской авиабазы, что и было сделано в конце 2005 г. Часть сил и средств была передислоцирована из Карши-Ханабада в кыргызстанский «Манас». В 2001 г. американцы открыли здесь свою авиабазу, которая с середины 2000-х гг. фактически стала одним из важнейших транспортно-логистических объектов, обеспечивавших проведение операции США и их союзников в Афганистане. При этом пикантность ситуации придавал тот факт, что Кыргызстан, будучи членом ОДКБ, довольно тесно сотрудничал с РФ в сфере безопасности, и буквально в нескольких десятках километров от американской авиабазы находилась российская, расположенная на аэродроме «Кант».

В силу ряда причин активное взаимодействие Бишкека и Вашингтона прекратилось в 2014 г., и авиабаза США «Манас» была закрыта. В тот момент многим западным экспертам казалось, что закрытие военных объектов в Центральной Азии – небольшая потеря для американцев с учетом постепенного перепрофилирования внешней политики страны на более активное участие в геополитических процессах в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Однако события 2021 г., связанные с выводом американских войск из Афганистана, показали, что Вашингтон крайне заинтересован в восстановлении своего военного присутствия в центральноазиатском регионе.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Казахстан. Менталитет и ДТП: адвокаты «дьявола» или деформация правосознания

Вашингтон и российские военные базы в регионе

Еще в мае 2021 г. появилась первая информация о предметном интересе американцев к созданию своих баз в Центральной Азии. В качестве возможных вариантов для размещения американских военных объектов назывались Узбекистан и Таджикистан. Кыргызстан на этот раз в принципе не фигурировал в американских проектах. Однако, как видно, Ташкент и Душанбе не спешат соглашаться на предложения, поступившие от Вашингтона. Это вызвано двумя основными причинами. Во-первых, эти страны не хотят портить отношения с Россией и Китаем, которые, безусловно, не будут довольны появлением американских баз вблизи своих границ, ведь в реальности эти объекты могут быть использованы США для сдерживания своих геополитических конкурентов. Во-вторых, вряд ли Узбекистан и Таджикистан хотят намеренно ставить себя под угрозу в нынешних реалиях и становиться мишенью для атак афганских террористов.

При этом каждая страна может использовать свою аргументацию для объяснения собственного решения, которая чисто внешне будет выглядеть вполне логично. Таджикистан может мотивировать свой отказ американцам тем, что является членом ОДКБ и будет опираться именно на поддержку союзников по Организации для нейтрализации угроз, исходящих из Афганистана. Узбекистан может делать упор на то, что его законодательство не предусматривает возможности создания на территории страны иностранных военных баз. Собственно, именно об этом 5 октября 2021 г. РИА Новости заявил заместитель председателя Сената Республики Садык Сафаев, объяснив, почему страна не ведет переговоров с американцами по этому вопросу.

Очевидно, что уже летом 2021 г. руководство США стало искать другие, нестандартные варианты, чтобы все-таки закрепиться в Центральной Азии. По всей видимости, президент США Джо Байден обсуждал этот вопрос лично с российским лидером Владимиром Путиным на переговорах в Женеве 16 июня, хотя официально об этом не сообщалось. Согласно информации, полученной газетой «Коммерсант» от своих источников, президент России предложил американскому коллеге использовать российские военные базы в Кыргызстане и Таджикистане для совместной борьбы с терроризмом. Если такая инициатива действительно была озвучена Путиным, то это могло бы выглядеть как готовность Москвы протянуть руку помощи Вашингтону, оказавшемуся в сложной ситуации на фоне вывода своих войск из Афганистана.

Однако если допустить, что такое предложение и правда поступило от президента России, можно предположить, что им двигало желание определить реальные цели США в Центральной Азии. По сути, это был простой тест. Если американцы действительно заинтересованы в антитеррористическом сотрудничестве, они могли бы принять предложение Москвы, поскольку получили бы уникальную возможность использовать инфраструктуру 201‑й базы в Таджикистане и авиабазу «Кант» в Кыргызстане, что позволило бы им существенно повысить потенциал своей разведки на афганском направлении, в том числе за счет использования беспилотников. В то же время, если Вашингтон сразу не согласился на такой вариант, значит, его интересует именно самостоятельное военное присутствие в Центральной Азии, которое он может использовать не для борьбы с терроризмом, а для геополитического сдерживания России, Китая и Ирана.

Россия, же следуя известному принципу Никколо Макиавелли, не должна допускать появление в регионе сопоставимого по силе соперника, поскольку хочет сама играть ведущую роль в Центральной Азии. Следовательно, выглядит логично, что она продолжает негативно воспринимать попытки США создать здесь свои базы, о чем совсем недавно в очередной раз заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Токаев предложил Президенту Гурбангулы Бердымухамедову поставлять туркменский газ в Казахстан

Вместе с тем, стоит отметить, что американцы все-таки заинтересовались возможным предложением президента России. Так, по сообщению газеты The Wall Street Journal, ссылающейся на американских чиновников, в ходе встречи начальника Генерального штаба Вооруженных Сил РФ – первого заместителя Министра обороны РФ генерала армии Валерия Герасимова с председателем Комитета начальников штабов Вооруженных Сил США генералом Марком Милли, состоявшейся 22 сентября в Финляндии, американская делегация по просьбе Совета национальной безопасности США прозондировала вопрос о совместном использовании российских баз. Задача заключалась в том, чтобы понять, было ли серьезным предложение президента России, или это было просто приглашение к определенной дискуссии по данной теме. Никаких подробностей переговоров по этому вопросу нет.

По всей видимости, стороны не пришли ни к какому соглашению, если эта тема вообще серьезно обсуждалась ими в Швейцарии летом и в Финляндии осенью. Пожалуй, положить конец всем конспирологическим сюжетам, связанным с возможным предложением России американцам, могут слова заместителя министра иностранных дел РФ Сергея Рябкова, который заявил в конце сентября 2021 г. о том, что Россия по-прежнему негативно относится к планам США по организации военного присутствия в Центральной Азии в любой форме: «Я не первый раз обращаю внимание на то, что американские коллеги либо выдают желаемое за действительное, либо слышат в наших сигналах только то, что им ласкает слух. В общем, идут по пути информационных вбросов, в надежде на то, что за ними произойдет сдвиг в нашей позиции».

Перспективы военного присутствия США в Центральной Азии

Таким образом, можно сделать вывод о том, что интерес США к сотрудничеству с государствами Центральной Азии на фоне сложной обстановки в соседнем Афганистане будет сохраняться. Американцы действительно будут искать возможности разместить в регионе свои военные объекты или использовать российские базы в крайнем случае. Однако в нынешних реалиях Россия не заинтересована в укреплении позиций США в Центральной Азии. В качестве некого компромисса стороны могут достигнуть определенной договоренности, скорее всего, в форме джентльменского соглашения об использовании американцами российской военной инфраструктуры в отдельных критических случаях, например, для спасения американских экипажей при внештатной ситуации, возникшей в ходе выполнения боевого задания летчиками на территории Афганистана.

Самостоятельно США вряд ли смогут договориться с центральноазиатскими государствами о создании на их территории собственных военных объектов, как это было в 2000‑е гг. Такие вопросы в любом случае придется согласовывать не только с руководством стран региона, но и с РФ и КНР. Так что с высокой долей вероятности можно прогнозировать, что Вашингтон будет использовать инфраструктуру своих союзников и собственные базы, расположенные в регионе Персидского залива.

Безусловно, это приведет к возрастанию издержек американцев при проведении отдельных операций в Афганистане в будущем, в определенной степени повысится риск внештатных ситуаций и потерь техники. Для минимизации этих негативных эффектов США сосредоточатся при необходимости на ракетных ударах по афганской территории, в том числе высокоточным оружием, и на использовании беспилотников. Вопрос об американских базах в Центральной Азии все же будет периодически возникать как важный элемент сложной геополитической игры Вашингтона в регионе, и Москва должна быть готова к любому развитию событий на данном направлении.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь