«Агенты влияния» или филантропы? Чем занимаются иностранные фонды в Казахстане

0
73

«Агенты влияния» или филантропы? Чем занимаются иностранные фонды в Казахстане

Казахстан, как, собственно, и другие страны региона, давно стал «вторым домом» для заграничных структур, которые совершенно бесплатно или с большим дисконтом «нам строить и жить помогают». Согласно официальным данным, на нашей территории действуют представительства более чем 50 организаций, имеющих статус международных, примерно трёх десятков государственных организаций других стран, почти 80 зарубежных НПО и фондов. По некоторым оценкам, за последние двадцать лет Казахстан из различных некоммерческих источников иностранного происхождения получил порядка 2-х миллиардов долларов. Но плохо это или хорошо? Как говорится, большой и жирный вопрос.

На крючке?

Беспрепятственная деятельность зарубежных «эмиссаров» в Казахстане давно уже вызывает недоумение. В то время как многие страны из-за опасений быть ввергнутыми в пучину дестабилизации и хаоса указывают им на дверь, мы включили для них «режим наибольшего благоприятствования», даже не помышляя провести ревизию их работы. А стоило бы – хотя бы в свете многочисленных скандалов, регулярно вспыхивающих в разных точках мира, и публично озвучиваемых нехороших подозрений в истинности мотивов оказываемой ими помощи.

Несколько лет назад Министерство информации и общественного развития обнародовало данные о том, что в Казахстане иностранное финансирование получают примерно 200 неправительственных организаций, причем 70 процентов из них финансируются через различные источники из США. Другие страны-«доноры» остались за кадром, хотя, учитывая увеличение числа приверженцев нетрадиционных религиозных взглядов и рост националистических настроений, нетрудно догадаться, ху из ху.

По законам жанра, в официальной «биографии» каждого из зарубежных спонсоров тишь да гладь – все, как один, благочестивые праведники, ратующие за мир во всем мире и за все хорошее против всего плохого. Но стоит ковырнуть ноготком отбеленную до дыр репутацию, как проступает фарисейство чистой воды, в чём мы на собственном опыте убеждались уже не раз, будь то случаи с западными светочами демократии или же с адептами сакральных знаний из Западной Азии.

Январские события это наглядно доказали, как, собственно, и пролившаяся кровь в Жанаозене и Шаныраке, где тоже «засветились» те, кто за счет щедрых грантов выезжал за рубеж на мастер-классы по организации митингов и протестов еще задолго до прокатившейся по всему постсоветскому пространству волны «цветных» революций. А уж когда в соседнем Кыргызстане распустились тюльпаны, Грузию завалило лепестками роз, а украинский майдан стало трясти, как в лихорадке, от бесконечных переворотов, поставка казахстанцев в страны «победивших демократий» была поставлена на поток за счет увеличения «старшими товарищами» финансирования на развитие местного гражданского общества и его вовлечение в общественные процессы.

Впрочем, активно насаждаемые в нашей вотчине чужие правила игры в демократию по западным лекалам и откровенное лоббирование иностранными фондами собственных интересов не вызывали опасений. Многие были уверены в том, что к нам чужестранцы относятся как к людям, не держат камня за пазухой и искренни в своем желании вбухать кучу миллионов долларов в развитие отечественных СМИ, поддержку политических активистов, представителей ЛГБТ, больных ВИЧ и т.д. и т.п. Те же немногочисленные голоса, которые призывали задуматься, почему эти средства не идут на решение аналогичных проблем внутри стран их «исхода», воспринимались в штыки. И это еще мягко сказано.

Несколько лет назад мы уже поднимали вопрос, касающийся деятельности в Казахстане одного из именитых фондов, который направил на формирование политической и правовой культуры, а также на развитие медиа-сферы в нашей стране 100 миллионов долларов. Но мало того, что нас в очередной раз обвинили в работе на Кремль, от тотального влияния которого на наши неокрепшие души способен спасти только этот фонд, так еще и некоторые наши коллеги вкупе с экспертами, вкусившие прелести «грантовой культуры», объявили нам самый настоящий бойкот. Как говорится, было бы смешно, если б не было так грустно.

Скорее всего, к зарубежным фондам, бесконтрольно орудующим в нашей стране, мы еще долго будем относиться как к тому покойнику, про которого либо хорошо, либо ничего – слишком уж много за десятилетия их присутствия у нас развелось обратившихся в их веру адептов. Впрочем, государство тоже настроено к ним довольно благодушно – оно, если судить по заявлениям представителей высшей власти, уверено в лояльности и патриотизме граждан. Но насколько адекватна такая позиция? Всегда ли патриотические чувства способны перевесить на чаше весов гарантированный иностранными грантами кусок колбасы? Наблюдая за тем, во что превращается сегодня информационное, да и общественно-политическое поле страны, начинаешь испытывать большие сомнения на этой счет.

Тем не менее, хочется верить, что январские события многому нас научили и, как минимум, пошатнули незыблемость постулата про отсутствие у нас «агентов влияния». Не зря же недавно глава государства дал понять, что журналистам нужно с осторожностью распоряжаться своим влиянием на умы и сердца людей, а провокаторам всех мастей и рангов, в том числе и действующим из-за рубежа, осознать тщетность попыток раскачать ситуацию внутри страны.

Да и некоторые политические силы вслед за президентом активно включились в процесс выявления тех, кто живет на иностранные инвестиции. Например, недавно лидер заседающей в парламенте Народной партии Казахстана заговорил об агентах западного влияния среди блогеров, журналистов и политиканов, цель которых – дестабилизировать обстановку в стране. А отдельные общественники все чаще заводят речь о необходимости принятия по примеру соседней России специального закона об иноагентах. Но насколько серьезными можно считать такие намерения, пока непонятно.

Между тем, вопрос, чего больше от деятельности иностранных фондов в нашей стране – пользы или вреда, требует внятного ответа. Особенно с учетом обострения геополитической обстановки, смещения мировых центров тяжести и роста противоречий по ключевым вопросам международной повестки внутри страны. И в случае, если зарубежные НКО, чувствующие себя в Казахстане весьма комфортно, действительно играют в свою собственную игру не по правилам, их влиятельность может выйти нам боком.

В сетях американского спрута

Начать рассказ о деятельности иностранных НКО в нашей стране было бы логично с, пожалуй, самой крупной организации, представленной в Казахстане, – Агентства США по международному развитию USAID, курируемого напрямую американским Госдепом. За годы своего присутствия в РК она оказала помощь более чем на 700 миллионов долларов.

USAID, в том числе в партнерстве с государственными органами Казахстана, оказывает содействие в улучшении делового климата, занимается вопросами образования, здравоохранения, энергетики, демократии и прав человека, реализует серию других проектов в самых различных сферах. Однако делает это, несмотря на регулярную публикацию финансовой отчетности, не совсем прозрачно. По крайней мере, целевое назначение многих, особенно крупных, траншей с шестью нулями остается скрытым, что не может не вызывать вопросов.

И вопросы эти множатся в геометрической прогрессии с учетом реноме, заработанного Агентством в самых разных странах. А оно далеко не всегда положительное. USAID регулярно обвиняют и в работе на ЦРУ, и в финансировании государственных переворотов, и во многих других прегрешениях. Кстати, РФ еще в 2012 году запретила на своей территории его деятельность по причине того, что оно «не всегда отвечало заявленным целям содействия развитию двустороннего гуманитарного сотрудничества» и «через распределение грантов пыталось влиять на политические процессы в стране».

По аналогичным мотивам были закрыты офисы Агентства в Белоруссии, Эквадоре, Боливии. Сразу восемь государств Латинской Америки несколько лет назад поднимали вопрос о том, чтобы признать деятельность USAID в их странах как «дестабилизирующую правительства». А в 2016 году WikiLeaks обвинил Агентство в спонсировании международного скандала, связанного с публикацией так называемого «Панамского архива» – Ассоциация развития журналистики OCCRP, раскрывшая оффшоры, существует за счет грантовой подпитки USAID. Против кого была направлена эта акция и кого она задела рикошетом, думается, напоминать не стоит.

И это далеко не полный перечень скандалов, преследующих деятельность данной структуры. Но самый громкий из них, пожалуй, был связан с тем, что Агентство, предлагающее разным странам свои программы по противодействию коррупции, само оказалось замешанным в коррупционном правонарушении: как сообщалось, его сотрудники вне конкурса раздавали гранты своим бывшим сослуживцам. Впрочем, даже подобные вещи не мешают общественникам в разных странах мира «разделять ценности» этой организации. И Казахстан, конечно же, не является исключением.

USAID у нас работает как опосредованно, выделяя гранты через партнерские фонды, так и предоставляя их напрямую. Но кто из отечественных НПО и активистов, когда и по какому поводу удостаивается такой чести – тайна за семью печатями. По сусекам можно наскрести только разрозненные и не всегда актуальные данные, которые, конечно же, общей картины не формируют, но кое-какие пазлы сложить позволяют. Судите сами.

Это, конечно, лишь единичные примеры. А в целом на иглу USAID Казахстан успел подсесть довольно прочно. Если начать читать «Истории успеха», размещенные на официальном сайте Агентства, то вполне может сложиться впечатление, что без американских костылей мы и двигаться-то разучились. В грантовых программах участвуют не только общественные объединения и отдельные активисты, но и крупные торговые сети, научно-исследовательские центры, действующие судьи, врачи, учителя, журналисты – кого там только нет.

Впрочем, разговор о деятельности Агентства и его партнерских организаций продолжим в следующий раз…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь