Как избежать «сегрегации» казахстанского общества по языковому признаку?

0
128

Как избежать «сегрегации» казахстанского общества по языковому признаку?

Двуязычие – это реальность современной социальной действительности и культурной жизни Казахстана, сложившаяся за последнее столетие. Однако обществом и различными группами в политическом руководстве страны оно продолжает восприниматься крайне неоднозначно. Хотя, по мнению историка и политолога Николая Осипова, именно этот путь способен обеспечить нам полноценное развитие в условиях глобализирующегося мира, и отказываться от него, как минимум, недальновидно.

– Николай Иванович, как в целом обстоит дело с двуязычием в нашей стране? Кого у нас  больше – казахскоязычных, русскоязычных или двуязычных граждан?

– Сегодня двуязычие полностью преобладает среди представителей казахского этноса и слабо выражено в среде нетюркских этносов. В большинстве регионов Казахстана явный численный перевес имеют русскоязычные и двуязычные казахи, которые свободно владеют русским языком или даже предпочитают говорить, общаться и думать на нем. Что касается русскоязычных представителей неказахских и нетюркских этносов, владеющих казахским языком, то их количество растет в абсолютном отношении, но не увеличивается в процентном – даже с учетом сокращения доли этой группы в общей массе населения.

Другое дело, что происходит постоянный отток учащейся русскоязычной молодежи из Казахстана, причем большинство покидает страну безвозвратно. Одновременно увеличивается как в абсолютном, так и в относительном выражениях численность казахскоязычной учащейся молодежи, слабо владеющей русским языком. В целом практика постепенного «выдавливания» русскоязычных из страны с ориентацией на растущий социально-демографический перевес казахов в составе населения представляется мне пагубной для будущности государства.

– Почему, на ваш взгляд, нынешняя языковая политика оказалась неэффективной? И какие последствия она тянет за собой?

– Власти провозглашают цели, предлагают и осуществляют программы языковой политики, но те прямо расходятся с реальными условиями, обстоятельствами и потребностями казахстанского общества. Как следствие, казахский язык не расширяет сферу своего применения за пределами казахскоязычных этносов. Доминирующей чертой социальной и культурной жизни большинства казахов остается русскоязычие.

Да, казахский язык стал признаком, «маркером» казахстанской государственности, но при этом он неспособен выступить консолидирующим фактором культурного развития общества. Выделение, обособление, противопоставление в качестве государственного не решает никаких его насущных проблем, кроме имиджевых. Самое печальное, что языковые реформы, лингвистические эксперименты последних двух десятилетий в еще большей степени способствуют конфликтам, усиливают культурные противоречия и обостряют политические разногласия по данному вопросу. Происходит своего рода социально-культурная «сегрегация» различных слоев казахстанского общества по языковому признаку.

К тому же многие реформаторские действия, осуществляемые одновременно, уже приводят и будут приводить в дальнейшем к фрагментации и мультикультурной разобщенности в научно-образовательном и социально-культурном развитии казахстанского общества. Это в том числе обособление казахскоязычного образования, выделение для казахского отдельных дополнительных медийных ресурсов и квот, насаждение элитного образования на основе казахско-английского, казахско-турецкого двуязычия или казахско-английско-русского трехъязычия.

Формирующиеся в результате такого развития научные, художественно-творческие, интеллектуальные элиты будут отторгаться одними социальными слоями казахстанского общества и отчуждать другие. Ни казахской, ни казахстанской нации из этого культурного конгломерата не сформируется. Социальные противоречия и политические конфликты такому сообществу будут, без всякого сомнения, обеспечены на многие десятилетия.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Одна граница, две страны, два подхода. Бишкек выдвинул свои условия, Душанбе хранит молчание

– Можно ли предотвратить негативный сценарий, а главное – как?

– Единственно конструктивным стратегическим направлением развития языковой политики мне видится переход к введению всеобщего казахско-русского государственного двуязычия. Для этого имеются все необходимые евразийские цивилизационно-культурные, социально-коммуникативные, геоэкономические и геополитические предпосылки. Переосмысливая и переоценивая неоднозначный казахстанский исторический опыт развития билингвизма, обращаясь к успешному опыту других стран, необходимо выработать концептуальные основы формирования евразийского интегративного казахско-русского билингвизма.

Интегративный билингвизм предусматривает всеохватное, комплексное, всепроникающее взаимодействие языков во всех сферах жизни общества. Если один из них функционально в большей мере ориентирован на межкультурную коммуникацию между самими согражданами, то второй – на внешнюю межкультурную коммуникацию с гражданами других  стран, с которыми в силу исторических условий сложились наиболее устойчивые и значимые культурно-коммуникационные взаимодействия.

Ведь самая большая проблема казахского языка в том и состоит, что русский язык более широко, разнопланово и успешно выполняет большинство функций межкультурной коммуникации казахстанского общества. Можно по-разному относиться и различным образом это объяснять, но отрицать бесполезно и даже вредно. Внедрение казахского языка как государственного при сохранении сложившейся социально-коммуникативной роли русского языка не может изменить такое положение дел, а лишь приводит к официозной «показухе» и социально-культурной сегрегации казахскоязычных и русскоязычных сообществ внутри страны.  

Достижение общеупотребительности казахского и русского языков позволит обеспечить общеобязательность казахско-русского билингвизма, но не наоборот. Формирование в массовом сознании и поведении казахстанцев стимулов и устремлений к востребованности двуязычной межкультурной коммуникации должно, на мой взгляд, стать главной задачей языковой политики Казахстана. Создание усилиями государства, общественных организаций и объединений двуязычной языковой среды позволит снять все опасения, рассеять все сомнения и достичь взаимопонимания между казахстанцами по  языковой проблематике.

– Предположим, в Казахстане поддержат эту идею и приступят к ее реализации. Как гипотетически вы видите этот процесс?

– Нужно разработать и принять политическую стратегию введения государственного двуязычия, рассчитанную на 40 лет. Согласно этой стратегии, все вновь открываемые за государственный счет воспитательные и образовательные учреждения должны быть двуязычными. В прежних же необходимо формировать двуязычные классы, группы по мере достижения кадровой, материально-технической обеспеченности и готовности родителей, самих учащихся переходить к двуязычному образованию. Все массовые мероприятия, трансляции, публикации и распространение различных материалов, осуществляемые из средств госбюджета, должны предусматривать обязательное двуязычное резюмирование, перевод. Государству в этой связи важно обеспечить грантовое финансирование и лицензирование билингвистических центров для обучения и предоставления необходимых переводческих услуг. 

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Талибан и его военная угроза Центральной Азии

Переход к тому, чтобы все госслужащие в обязательном порядке владели двумя государственными языками, следует осуществлять на протяжении 20 лет, применяя различные поощрительные меры для получения ими билингвистических сертификатов. Такие сертификаты должны выдаваться негосударственными билингвистическими центрами по итогам обучения и тестирования. Все официальное делопроизводство также должно вестись на билингвистической основе.

Кадровое обеспечение двуязычного образования будет реализовываться посредством переподготовки преподавателей казахского языка в русскоязычных школах и русского в казахскоязычных школах, а также специальной подготовки билингвистических преподавателей языков. Воспитатели детских садов, преподаватели-предметники в системах начального, среднего и среднего специального образования должны готовиться в отдельных группах педагогических вузов. Открытие в прежних казахскоязычных и русскоязычных школах и вузах билингвистических классов и групп должно поощряться дополнительным бюджетным финансированием.

Полностью переход на билингвистическое образование должен завершиться через 40 лет. Частное казахскоязычное или русскоязычное (либо на других языках) образование на всех уровнях может осуществляться беспрепятственно по желанию за счет средств родителей, частных лиц, общественных объединений, местных сообществ.

Преподавание иностранных языков будет вестись в системе государственного образования в прежнем объеме. При этом углубленное их изучение, а также трехъязычие необходимо вводить только с 5-7 классов. Что касается специальных групп в государственных вузах, осуществляющих специализированное обучение иностранным языкам, то они должны образовываться только на квотно-грантовой основе.

Все виды художественно-творческой, концертно-выставочной деятельности могут осуществляться на любом приемлемом для участников, зрителей, слушателей языке. Государственные филармонические, концертные и выставочные организации должны в своей рекламно-информационной, экспозиционно-экскурсионной деятельности строго придерживаться принципов билингвизма.

Научная и научно-экспертная деятельность во всех ее видах может проводиться на любом приемлемом для ученых, экспертов и исследователей языке. Но если ее результаты предназначены для широкого ознакомления и если она финансируется государством, то должна осуществляться на двуязычной основе или предусматривать билингвистическое резюмирование, такое же комментирование и перевод.

– Если мы действительно пойдем таким путем, то к чему в итоге придем?

– Билингвистичные казахстанцы составят единую евразийскую тюрко-славянскую нацию, в которой не будет места межэтническим, межрасовым, родоплеменным и цивилизационно-культурным противоречиям и противопоставлениям. Казахи, русские, украинцы, белорусы, немцы, евреи, татары, корейцы, узбеки и другие этнические общности, входящие в состав населения Казахстана, конечно, останутся, но, усваивая казахско-русский билингвизм, они могут воспринимать себя и будут восприниматься другими как представители отдельной особой казахстанской нации.

Мое видение будущего Казахстана представляется наиболее соответствующим предыдущим предпосылкам, условиям и обстоятельствам, тенденциям его социально-экономического, культурного и политического развития, а также достойным конструктивным ответом на вызовы и испытания современного глобализирующегося мира. Пойдя таким путем, казахстанская нация сможет более плодотворно воспользоваться огромными природными ресурсами и возможностями «девятой территории мира» и ответственно ими распорядиться в интересах своих потомков.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь