Сироты при живых родителях. Почему в Кыргызстане продолжают гибнуть дети

0
69

Сироты при живых родителях. Почему в Кыргызстане продолжают гибнуть дети

Ситуация с гибелью от истощения и болезней шестилетней девочки в Кара-Балте вновь заставила общество обратить внимание на детей, ставших беспризорными и сиротами при живых родителях.

В интервью 24.kg глава ОФ «Лига защитников прав ребенка» Назгуль Турдубекова рассказала о причинах, по которым трагедии повторяются, и о том, почему предпринимаемые сегодня государством усилия не дадут результата.

Сироты при живых родителях. Почему в Кыргызстане продолжают гибнуть дети

Фото из интернета. Назгуль Турдубекова

— По факту гибели ребенка прокуратура и милиция проводят проверку. Учитывая ваш опыт, как вы считаете, что могло стать причиной трагедии?

— Если судить по описанию состояния девочки, в котором она поступила в больницу, налицо признаки пренебрежения родителями их обязанностей. Не предприняты меры, чтобы ребенок получал должный уход, в том числе и медицинский. Отмечу, что подобное пренебрежение по международным стандартам признается насилием.

Слабый и болезненный ребенок, нуждающийся в особом уходе, оставлен под присмотром 18-летней дочери.

Естественно, в таком молодом возрасте она не могла полноценно оценить состояние шестилетней сестры и принять необходимые своевременные меры.

— Сколько детей в Кыргызстане находятся в схожих опасных условиях?

— Из общего числа детей, только пять процентов в республике — круглые сироты. Остальные имеют одного или двух родителей. Но многие становятся сиротами при живых родителях. Их отправляют в интернаты, на которые тратят огромные деньги из бюджета, но до детей доходит всего 15 процентов. По статистике, в каждой четвертой семье растут дети без одного или двух родителей.

— Почему при живых родителях у нас в стране так много сирот?

— Причин несколько — высокая трудовая миграция, функциональная и правовая безграмотность родителей и не только. Уезжая на заработки, они оставляют детей родственникам. При этом у органов местной власти нет механизмов, позволяющих выявлять такие семьи, регистрировать их, сопровождать и оказывать помощь.

Когда дети остаются без присмотра родителей, уровень их безопасности снижается в 3-4 раза.

Назгуль Турдубекова

Стоит отметить, что подавляющее большинство случаев насилия или жестокого обращения с детьми происходят в семьях, в которых проживают дети мигрантов.

— В Кыргызстане не раз поднимался вопрос о создании детского омбудсмена, но его так и нет…

— У нас есть общий институт омбудсмена, у которого есть полномочия защищать права детей, он активно работает.

Проблема намного глубже, много тех, кто занимается контролем, мониторингом, но фактически нет самой системы, которую нужно отслеживать и которой нужно руководить.

Назгуль Турдубекова

Для охвата всей республики требуется около тысячи специализированных социальных работников, занимающихся исключительно защитой детей и вопросами поддержки семей. Нужна отдельная специализированная служба с четкой вертикалью. Только тогда механизм мониторинга заработает на должном уровне. У нас же в этом направлении — голое поле.

— В то же время кабмин решил провести полный обход и диагностику благополучия каждого ребенка. Как считаете, это даст результат?

— Подворные обходы — морально устаревший инструмент. Вера в него чиновников, ответственных за принятие решений, затормаживает создание действительно эффективной системы, которая могла бы работать не для галочки, а на результат.

Очевидно, что этот обход в масштабах республики проведут силами совершено разных специалистов из социальной сферы, которых привлекут на время, для разовой акции.

Люди соберут большое количество информации, не понимая, что с ней делать дальше. Кабинету министров нужно изменить подход к работе в этом направлении. Иначе толку не будет.

Да, есть немало успешных историй, когда сотрудники отделов по поддержке семьи и детей срабатывали вовремя и оказывали необходимую помощь. Но это те случаи, когда у них руководитель профессионал или они работали в тесном партнерстве с общественными, международными организациями и волонтерами.

— Что сегодня надо сделать государству для изменения ситуации?

— Понимая и видя, что уровень насилия в отношении детей у нас не снижается, государство должно принимать самые эффективные меры.

В первую очередь это создание рабочей системы мониторинга, выявления и контроля детей и семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

В нынешней ситуации это невозможно. В 54 районах и городах Кыргызстана работают управления по социальному развитию, в которых есть отделы по поддержке семьи и детей. В каждом по три сотрудника — мизер. Вдумайтесь, три сотрудника на 53 тысячи детей. С таким числом специалистов мы не можем говорить не только об оказании услуг на должном уровне, но даже об адекватном анализе ситуации. Как итог, регулярно становимся свидетелями ужасающих событий — гибели детей и насилия над ними.

— Какие инструменты помогут предотвращать трагедии?

Должна быть система раннего оповещения. С 2015 года работает телефон доверия для детей 111. Замечательный инструмент, позволяющий выявлять опасные ситуации. Но этого недостаточно. Нужны и другие превентивные меры.

Один из вариантов. Уезжая за границу или оставляя детей на долгое время, родители составляют нотариальное письмо-уведомление, что они оставляют ребенка такому-то родственнику. Нотариус должен автоматически уведомлять об этом социальные службы, чтобы те могли проверить условия, в которых остается ребенок. Этот подход помог бы спасти шестилетнюю девочку. Но надо исключить карательный подход.

Задача соцработников — помогать и поддерживать семьи. Они должны изучить ситуацию, подсказать, стоит ли оставлять ребенка этим родственникам, есть ли условия, или нужно рассмотреть иные варианты и прочее. Когда люди уезжают на работу в другой регион или страну, их сложно остановить.

Миграция — вынужденная мера. Люди отправляются на чужбину не из-за хорошей жизни. Но снизить при этом уровень угрозы для детей можно и нужно.

Государству необходимо создать площадки для обучения родителей, которые плохо относятся к своим детям. Для этого нужно открывать центры помощи семье и детям, где людей будут обучать, где они получат правовую и психологическую помощь и поддержку. Эффективность данных центров доказана, наш фонд создал семь таких центров при поддержке ЮНИСЕФ.

Но начать необходимо с самого главного — с первого и ключевого звена — социальных служб. Никакой проект, никакое новшество не заработает, если нет достаточного числа специалистов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь