Высшее образование в Казахстане: чемодан без ручки?

0
79

Высшее образование в Казахстане: чемодан без ручки?

В этом году исполняется 95 лет со дня открытия в Казахстане первого высшего учебного заведения – Казахского государственного университета (позже ставшего Казахским педагогическим институтом). К 1991 году в республике насчитывалось 55 вузов, из них лишь два (в Алма-Ате и Караганде) именовались университетами, все остальные – институтами, где готовили специалистов (медиков, педагогов, инженеров) для какой-то одной отрасли.

С обретением независимости и переходом к платному обучению количество вузов стало резко расти, достигнув максимума – 185 в 2001 году. При этом началось массовое переформатирование институтов в университеты и академии. Бывшие институты в стремлении привлечь как можно больше студентов, открывая у себя дополнительные факультеты, стали учебными заведениями, пытающимися готовить самых разнопрофильных специалистов, не имея для этого ни опытных преподавателей новых дисциплин, ни материальной базы, ни возможностей прохождения студентами производственной практики. А ведь по целому ряду отраслевых направлений достаточно двух-пяти вузов на всю республику! Кроме того, если в вузах СССР (за исключением педагогических институтов) процесс обучения длился пять лет, то с внедрением Болонской системы он сократился до четырёх.

Зачем Казахстану столько «всеядных» университетов при том, что вузовская система испытывает хронический кадровый дефицит? Представляется, что делается это, исходя из субъективного фактора, а не объективных потребностей страны. Дело в том, что за многими из вузов стоят строящие на этом бизнес бывшие и действующие чиновники и депутаты. В 2021-2022 учебном году в вузах страны на всех уровнях образования обучалось 624,3 тыс. студентов, из них лишь 30% за счет государственных образовательных грантов. Таким образом, на платных отделениях около 400 тыс. студентов ежегодно вносят в кассы вузов не менее 150 млрд тенге. Пройти равнодушно мимо таких сумм просто невозможно.

Однако система высшего образования в Казахстане за годы независимости настолько снизила планку качества, что из кузницы кадров превратилась в систему торговли дипломами. Какой смысл частным вузам заваливать и отчислять за неуспеваемость тех, кто приносит им «живые» деньги? Неизбежно вследствие низкого качества образования начались процессы закрытия вузов и отзыва у них лицензий. Закрытие вузов, занимающихся «продажей» дипломов, стало даже одним из пунктов озвученного 1 сентября 2020 года Послания президента К-Ж. Токаева народу Казахстана.

Сегодня число высших учебных заведений сократилось до 122 (из них в частной собственности находится 72% вузов, государственной – 26%, иностранной – около 2%) при населении в 19 млн человек, тогда как, по данным Международного института современной политики, в Великобритании, например, при населении в 60,4 млн человек – 89 вузов, а в Финляндии на 5,2 млн человек – 20 вузов.

Вместе с тем в Казахстане численность студентов, ежегодно бросающих учебу, уже два года подряд превышает 100 тыс. человек. Так, если в 2019/2020 учебном году этот показатель составлял 60,7 тыс. человек, то в 2020-2021 г. он достиг 115,2 тыс., а по состоянию на 2022 год – более 112 тыс. Для большинства выпускников школ учеба в вузе недоступна в первую очередь из-за материальных трудностей.

Усугубило ситуацию и «скрещивание» образования в рамках одного министерства то с культурой, то со здравоохранением, то со спортом, то с наукой. Однако все эти комбинации не дали каких-либо значимых положительных результатов. Все это больше смахивает на попытки ремонта здания, в котором рушатся стены и перекрытия, путем перекраски фасада.

В июне текущего года можно отметить годовщину и очередной реорганизации: разделение министерства образования и науки на два ведомства – министерство просвещения и министерство науки и высшего образования (по сути, аналог созданного в октябре 1997-го и просуществовавшего пару лет ведомства). Спасет ли это казахстанское образование и науку? Возможно, делать выводы еще рано, но ничего существенного для исправления бедственного положения образования и науки новыми министерствами за прошедший без малого год пока не сделано.

Организационная чехарда сопровождается кадровой. Только в период с 1992 по 2003 г. этой сферой поруководили девять министров, причём один из них дважды. Всего за годы независимости эту должность занимали 17 чиновников. Нынешняя система высшего образования напоминает чемодан без ручки: и нести неудобно, и выбросить жалко.

Нельзя сказать, что государство равнодушно взирает на падение качества образования. Принято множество законов об образовании и программ его развития. Среди них законы «Об образовании», «О высшем образовании», «О государственной образовательной накопительной системе», «О статусе педагога». Разработаны и утверждены госпрограммы развития образования на 2005–2010 годы, развития технического и профессионального образования на 2008–2012 годы, развития образования на 2011–2020 годы, программы развития образования и науки на 2016–2019 годы и 2020–2025 годы.

Однако, судя по их итогам и количеству, это не документы, которые к чему-либо обязывают, а набор благих пожеланий, кочующих из одной программы (на бумаге выполненной и перевыполненной) в другую. Как показывает практика, чиновники реализовать их толком не могут, да и не хотят, но способны легко «забалтывать». Судя по тому, что после прошедшего электорального цикла состав правительства по персоналиям изменился процентов на восемь, подобный процесс будет продолжаться и дальше.

Результаты всего этого плачевны: заметно упало качество образования, резко сократилась доля молодёжи, получающей профессиональное образование для работы в производственных секторах экономики (в промышленности, строительстве, сельском хозяйстве). Так, в прошлом году бюджетное финансирование на обучение в вузах по специальности «механика и металлообработка» получили даже те, кто с трудом преодолел минимальный порог для поступления. При этом желающих получить инженерное образование даже на бесплатных отделениях оказалось катастрофически мало: вдвое меньше числа выделенных грантов.

На фоне того, что сейчас в высшие учебные заведения могут поступать все, кому не лень, доминируют профессии, связанные с экономикой, управлением и правом, искусством, массмедиа, социальными науками, оказанием услуг. И это понятно. Стране, где основой экономики стала добыча и продажа сырья, а на площадках бывших заводов и НИИ разместились жилищные и торгово-развлекательные комплексы, оказались не нужны наукоемкие технологии и производства.

Выпускники многих вузов не знают элементарных вещей, не могут ни логически мыслить, ни анализировать, пишут с ошибками. Хорошо хоть худшие вузы по рейтингу Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», составляемому на основании проводимых среди работодателей опросов, перестали допускать к грантам.

Пример – университет «Болашак» в Кзылорде, выдававший дипломы по 49 специальностям! Среди них нефтяники и журналисты, строители и таможенники, педагоги и энергетики, экономисты и юристы. После приостановки лицензии университет «Болашак» намерены объединить с Кызылординским институтом технологии и сервиса в новое учебное заведение – Кызылорда Ашык университетi.

Таким образом, «реформирование» системы высшего образования за годы независимости привело к ее деградации, сделало нежизнеспособной. Выше уже отмечалось, что за последние десятилетия образовательная и научная сферы успели побывать в различных ведомствах, накопить завалы из множества проблем. Как их намерены разгребать наши чиновники, привыкшие лишь «рисовать» новые программы, аналогичные старым, непонятно.

Если действительно хотим, чтобы высшее образование в Казахстане было высшим не только по названию, но и по сути, чтобы ежегодно из стен вузов не выходили тысячи молодых людей с дипломами, но без знаний и навыков, то надо такую систему менять. Но для этого необходима политическая воля со стороны руководства страны, требуется ориентированный на результат системный и ответственный подход.

Первоочередной задачей представляются не столько сами реформы, сколько поиск толковых людей, способных не только генерировать здравые идеи, но и, главное, грамотно их реализовывать. А учитывая, что таковых в стране надо искать днем с огнем, то стоило бы начать с их подготовки, вплотную занявшись повышением качества образования и науки. Власти это лишь обещают.

Говорят, обещанного три года ждут… Сколько еще ждать нам?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь